Актриса рассказала, на что может потратиться не раздумывая

Елена Подкаминская в компании других звезд была замечена на презентации в центре Москвы. Актриса, которая сыграла главную роль в новом сериале о непростой жизни жены олигарха, ответила на несколько вопросов журналистов, хотя она довольно редко общается с представителями СМИ. Так, звезда рассказала, что в свободное от съёмочных дней время старается жить за городом, поскольку ее семье так комфортнее: «Я очень люблю природу, и в последнее время мне очень комфортно за городом, на даче — там, где лес, где красиво, где легко дышится. Я чувствую, что здесь хорошо детям. Я люблю быть со своей семьёй и вместе с ней проводить как можно больше времени», — поделилась актриса.

Кроме того, Елена призналась, как ей удается совмещать работу и материнство. К тому же, когда у тебя трое детей: «Конечно, мне помогают. у меня, можно сказать, целая банда-команда, которая мне помогает, и я очень довольна этой совместной работой. Без сильного и надёжного тыла работать невозможно. Стараюсь всё продумать и выстроить логистику по всем активностям нашей семьи, жизни детей. И, надо сказать, логистика эта ой какая непростая! Кроме того, я беру детей с собой в экспедицию на съёмки. Сын со мной всегда — я его ещё кормлю, часто на съемках и моя младшая дочь. А вот старшая, Полина, учится, она уже школьница».

После такого рассказа может показаться, что Подкаминская готовит детей к актерскому будущему, но на самом деле это не так. По словам Елены, она считает, что специально приобщать к своей профессии не нужно. «Я стараюсь не вводить их в искушение и, наоборот, делаю так, чтобы они были отдельно от моей профессиональной жизни и чтобы она на них никак не влияла. Дети сами должны принять решение, когда такой момент наступит, почувствовать, чем горит душа, чем им самим хочется заниматься. Например, не приветствую в присутствии детей давать автографы. Стараюсь никогда не будоражить, не смущать их воображение», — поведала артистка.

Актриса часто берет детей на съемочную площадку

Во время беседы зашла речь и о заработке и, как оказалось, в жизни Елены Подкаминской не всегда был стабильный доход.

«Случались и очень сложные периоды в жизни, когда я распределяла свою зарплату в театре на весь месяц по небольшим суммам на день, планировала, чтобы дотянуть. Некоторые актёры подрабатывали официантами и параллельно осваивали другие специальности, у меня такого не случалось, зарабатывала только профессией. Первые десять лет после театрального института съёмок у меня было немного, а вот после рождения старшей дочери Полины началась новая жизнь. Мои родители-музыканты — потрясающие педагоги. Первые десять лет моего детства мы жили в коммунальной квартире и достаточно скромно. У меня никогда не было каких-то материальных сверхожиданий и тем более „предъяв“. Помню, когда в юности мои подружки мечтали выйти замуж за какого-то богатого человека и уехать за границу, мне это было неинтересно, я никогда к этому не стремилась".

Кстати, актриса так и не вспомнила, на что потратила свои первые гонорары, поскольку не сразу осознала, что ее любимое дело может еще и оплачиваться.

„Я не помню, на что потратила свой первый гонорар. Я, видимо, не сразу почувствовала этот кайф, что от моей профессии можно получать какой-то достаток, деньги. Я долго удивлялась, что за дело, которое я люблю и чем я занимаюсь, мне еще полагается и гонорар. Да и вообще, если честно, с арифметикой у меня всегда было плохо. (Смеется.) Я не рассчетливая. Бывало и до сих пор случается, что деньги на что-то улетают. В основном, конечно, на детей. Детские магазины — это мое искушение. Если вижу красивые вещи, у меня сразу: 'О, мне это нужно!“ К себе я отношусь скромнее. Ежедневно мне должно быть просто комфортно, потому что моя работа и мое материнство не подразумевают каких-то особенных нарядов или желания выделиться, как это было, например, в институте. Вот туда я всегда наряжалась. Ещё помню, как студенткой впервые попала в Германию и, не особо вникая, в каком-то магазинчике с весьма сомнительной репутацией прикупила себе облегающие штаны, сапоги на высоком каблуке аля „эх, с огоньком!“ А сейчас вот стою на каблуках и думаю: „О боже!“ Когда я смотрю на женщин, которые, например, работают в офисе и весь день на каблуках, я им очень сочувствую и мысленно говорю: „Держись!“»