"Женитьба": Грымов впервые объяснил свой умысел в отношении разведенной Лолиты
30 декабря исполняется пять лет как режиссер, продюсер и сценарист Юрий Грымов стал художественным руководителем театр "Модерн". Корреспондент "Дни.ру" поговорил с ним о спектаклях, звездах и настроениях.

Сколько спектаклей выпустил театр при Вашем руководстве и каким больше всего гордитесь?

Мне бы не хотелось измерять успех количеством. Я прекрасно понимаю, что отчасти именно от этого кинематограф в широком смысле "умер", все подсели на цифры – кто сколько собрал. При этом забывая о себестоимости контента. Я горжусь тем, что за время моего руководства мы не сняли ни один спектакль, все они в репертуаре. Это говорит о том, что мы нашли своего зрителя, и я горжусь этой тенденцией. Количество далеко не всегда значит качество. Мы знаем, что бывают спектакли-однодневки, которые играют один сезон и потом они уходят из репертуара. У нас таких спектаклей нет.

Случалось, что Вы возлагали надежды на постановку, а зритель ее не понял и не принял?

В репертуаре "Модерна" есть спектакль, которым я горжусь, – "Юлий Цезарь" по Шекспиру. Эта пьеса была под запертом для постановки в театре в течение ста лет, и единственным, кто ее поставил, – был Станиславский. Сегодня этот спектакль идет у нас. Не скажу, что он продается так же успешно, как "Война и мир" или "Нирвана". Мы провели исследование и поняли, что люди по каким-то причинам не особо охотно идут на Шекспира в театр. Но те, кто доходит, выходят пораженными, ведь пьеса "Юлий Цезарь" звучит очень актуально сегодня!

В России, как известно, зритель часто идет "на актера". Этим было вызвано желание пригласить играть Лолиту?

Я никогда не гонюсь за "человеком из телевизора". Приглашая Лолиту Милявскую, просто хотел разнообразить репертуар театра сатирической мелодрамой и не видел никого другого, кто бы мог сыграть Агафью Тихоновну в "Женитьбе". Конечно, отчасти был умысел привлечения новой аудитории в театр, но успех спектакля всегда зависит только от самого спектакля. Я знаю Лолиту 30 лет и был уверен, что у нее все получится, она прекрасная драматическая актриса. Лолиту больше всего беспокоило, сможет ли она соответствовать уровню драматических актеров "Модерна". Она наша большая поклонница, смотрела все постановки. Я всегда говорю, что театр – это ансамбль, я против проектных театров, когда все прыгают вокруг одной "звезды". И если мы посмотрим на "Женитьба", то я бы не сказал, что сценическое время в основном занято Лолитой. Это ансамбль актеров, персонажей и их взаимоотношений. Поверьте, ни один актер, даже самый известный, не сможет сделать кассу на долгое время одной лишь своей фамилией. Пару спектаклей – да, но играть в течение нескольких лет не получится. Здесь важно доверие зрителей к театру и материалу, который этот театр берет.

Не было ли у труппы ревности к тому, что вы взяли варяга со стороны?

Нет. Для меня идеальный спектакль или фильм тот, в котором сочетается дебют и игра известных артистов. Тогда возникает удивительная энергия. В свое время я пригласил в свой фильм "Коллекционер" (лента 2991 года по мотивам повести Левана Варази "Коллекционер и его близкие" – Прим. ред.). Женю Цыганова и Катю Волкову, это был их дебют. Но рядом с ними был великий Алексей Петренко и Ирина Мазуркевич. В театре "Модерн" играет блистательная Анна Каменкова, звезда театра Эфроса, но каждый год я приглашаю и молодых артистов. Это очень укрепляет театр. Недавно к нам присоединился ведущий артист Театра на Покровке Александр Борисов, это великолепный зрелый актер с потрясающей профессиональной культурой, он очень укрепляет труппу. Также в спектакле "Петр Первый" царевича Алексея играет молодой актер Владислав Свиридов, у него большое будущее.

Насколько греет мысль о том, чтобы самому выходить на сцену как театральный актер?

Такие идеи не раз возникали у актеров театра, у кого-то с юмором, у кого-то – серьезно. Это отдельная большая работа, мне кажется, я помешаю рассказу, истории. Что-то уйдет. Я не люблю, когда зрители начинают аплодировать в ходе спектакля – значит, я что-то не доделал. Ведь, когда мы наблюдаем за чьей-то реальной жизнью, мы не начинаем аплодировать в трагический момент или комичный. Мы находимся во внимании, напряжении. Поэтому я думаю, что мое появление на сцене вызовет ненужную улыбку. Если говорить серьезно, наверное, я мог бы сыграть в фильме у режиссера, которому доверяю, так мне было бы спокойнее. Играть у самого себя очень трудно.